Лучший канат хлопчатобумажный: купить, цены, отзывы на сайте предприятия УкрКанПром

    Наверное, ничего бы этого не произошло, если б нас не залили троекратно соседствующие сверху несознательные элементы. Так бы и жили себе на своём первом этаже старенькой 5-этажной "хрущёвки" и не отважились бы даже на частичный ремонт в наше и без того нелёгкое время, хотя, пожалуй, не помешало бы...


1 Бухарский залив.



    Первый залив был запойным. Алкаш со 2-го этажа беспробудно гремел со всем своим семейством и приходящими состаканниками, и я чувствовал, что к добру это когда-нибудь не приведёт. В общем-то мужик он неплохой, но на свою гнилую сантехнику уже давно перестал обращать внимание - с тех пор, как ещё в далёкие советские времена его внутренние трубы стали интересовать его больше, чем наружные. Постепенно во многих местах его кухонно-туалетного трубопровода образовалась течь, которая нашла-таки путь наименьшего сопротивления и прорвалась в гости к нижеживущим гражданам, которые её не приглашали, но заметили присутствие по мокрым жёлтым разводам на потолках. Когда капелька влаги стала достаточной для отрыва от твёрдой поверхности и свободного падения на драгоценную голову ничего не подозревающего меня, резонанс был оглушительным и высек решение, что проблему надо давить в зародыше. Подгоняемый этой мыслью, я помчался наверх - легко и вприпрыжку, можно даже сказать - стремглав. Но не тут-то было. Стремглав не получился. Резкий тормоз раскалил подошвы у закрытой двери. Лёгкое постукивание и интеллигентное нажатие на кнопку не вызывало у подлой обшарпанной двери никакой реакции. Всё ясно - ребята в отключке. Полдня жду, бегаю, ору под окнами, отстукиваю SOS ногами по их задраенному входному люку - издевательская тишина в ответ. Наконец, видимо кто-то, проснувшись, решил выйти на опохмелку, тут я его и выловил, тёпленького. Захожу. Ну, что в квартире было, тут не прозу - картину писать надо... Пробираюсь, спотыкаясь о тару и чьи-то тела, на кухню, потом обратно - в туалет... Догадка подтвердилась. Всюду трубы протекают, но что интересно - всё течёт только вниз (так и открываются законы физики), а наверху - как в той рекламе: СУХО! Я соседа носом тычу в прогнившие ржаво-дырявые трубы, а он стоит - глаза добрые, невинные, руками разводит и виновато улыбается, правда без выговаривания членораздельных звуков. Я ещё раз: "Что ж ты делаешь, ... товарищ! Ты ж мне весь потолок ...залил..." Но это уже был крик отчаяния больше в себя, чем в него, ибо я понимал, что была б у него хоть трёшка, то потратил бы он её на другие трубы - те, которые у него горели. А чего волноваться? У него-то всё в порядке. Кран открываешь - вода течёт, хоть всю влей в пересохшую глотку, а то, что она тихонько скапывает вниз и мочит в сортире бедных сограждан - это их проблемы, тех, кто внизу. Ну что делать? По морде - не поможет, в суд - смешно, в ЖЭК - и что дальше??? Ну рванул я на эти три буквы, несколько часов искал сантехника, не особо далеко ушедшего в своём состоянии от того соседа... Потом опять по тому же сценарию, но теперь не выпуская сантехника из рук, отлавливал соседа, который уже успел спрятаться и забаррикадироваться. Глубоким вечером, переходящим в раннюю ночь, свёл я наконец их обоих у разбитого корыта, то бишь у разрушенного сразу после римлян водопровода. Ну и что? Теперь передо мной стояли два абсолютно одинаковых человека и оба смотрели на меня с уважением. Наверное, ждали речь. И я им её сказал: "Сколько?" Главный специалист по сантехнике долго осматривал сложную систему каналов и коммуникаций, всякий раз вздыхая и охая, а я понимал, что с каждым оханьем сумма возрастает и одновременно гаснет моя надежда отделаться по бутылке на брата... Чувства и мой единственно трезвый ум меня не подвели. Плата за сухость моего потока оказалась внушительной, но я, поколебавшись секунду, решил идти до конца. Договорились на утро...
    Утром сантехник пришёл в указанное время и был готов к работе. Сосед тоже был готов. То есть, вообще готов! Логично. Первый-то от меня чего-то ждал, а второму было глубоко фиолетово. Не стану раскрывать всех тайн о том, каким образом мне удалось сравнительно быстро выманить испуганного и растерянного соседа наружу (теперь у меня был в этом деле союзник), но лишь бедняга открыл на мгновение дверь, тут же в образовавшуюся щель был проворно вкатан сварочный агрегат со шлангом, благодаря упругости которого дверь закрыть уже было невозможно. Почуяв добычу, к сантехнику потянулись его дружки-хищники: кто с кувалдой, кто с монтировкой, кто с моральной поддержкой. К полудню всё минимально необходимое было всё-таки заменено. Враг был повержен, победа была отмечена всеми участниками сражения, ну а я... пошёл на работу - с опозданием, с чувством вины и удовлетворения одновременно. Так был покорён Бухарский залив (не потому, что в Бухаре, а по имени открывателя), и я был успокоен на какое-то время, уныло поглядывая на медленно засыхающий, переболевший желтухой потолок...


2 Турецкий залив.



    Через несколько месяцев алкаш съехал. А я сразу и не заметил столь важного события, хотя можно было б заподозрить что-то ладное ввиду исчезнувших ночных оргий и разборок - там, за потолком, разделяющим такие разные и далёкие миры, галактики, вселенные... Говорили, что его прибрала к рукам какая-то родственница, как оказалось весьма дальновидная. Поселив его у себя, и даже устроив на работу, где он тут же что-то спёр, за что и был отправлен временно в другое место жительства, она его собственное двухкомнатное жилище сдала в наём каким-то туркам-челнокам, имея от них стабильный ежемесячный доход и процветание. Турки оказались тихие, почти невидимые, как и их бизнес, лишь изредка под окнами один турок снизу кричал другому турку сверху что-то совсем турецкое, к чему прислушиваться в 2 часа ночи не было ни малейшего желания, да в общем-то и смысла. Да и что это было по сравнению с прежним жильцом? Так, детский лепет, шепоток с иностранным уклоном. Ну и ладненько! Слава их турецкому аллаху, теперь заживём тихо и спокойно, эти-то хоть заливать не станут, да и трубы у них новые... Но судьба уже тогда криво усмехалась, готовясь к новому прыжку за поворотом...
    Однажды, придя домой после изнурительной программистской работы и открыв входную дверь, я почувствовал, что изрядно обмочился. Сверху лавиной нёсся Ниагарский водопад, по сравнению с которым пару бухарских капелек - райское наслаждение. Тут уж тряпочки да баночки не помогут... Резко взбодрившись после такого душа, я пулей помчался в диспетчерскую, перекрыл всё по всему дому, а потом - пушечным ядром - к туркам, в до боли знакомую дверь с ещё свежими следами моих побоев по ней. Дверь отомстила. Турецкая крепость была неприступна. Упорное, ударно-дверное исполнение всеми конечностями марсельезы, переходящей в турецкий марш, не помогло. Ёкарный бабай!!! Что делать??? (Кто виноват и кого бить - пока не стояло). Со всех дверей, которые в отличие от нужной пооткрывались настежь, повылазили грозные соседи с категорическим требованием "Дать воду!" (а Шампанского не хотите?). После мягкого разъяснения соплеменникам причин случившегося скандала, гнев соседей был перенаправлен, а кто-то из них (самый осведомлённый) тут же вспомнил адрес турецко-подданной родственницы алкаша с запасным ключом от его бывшей хаты. Без долгих колебаний и киданий жребия послали молодого гонца, объяснив ему ответственность задания вплоть до мордобоя, если не вернётся... Через пару часов окружённая толпой понятых родственница открыла дверь, из-под которой хлынула уже успевшая согреться в жаркой турецкой атмосфере наша отечественная вода. Подплыли к ванной, заполненной до отказа какими-то отмокавшими там коврами, перекрывшими своим когда-то пёстрым видом все сливные дыры и шлюзы. Десять пар рук жадно потянулись к кранам, закрывая их так сильно, что ни один турок потом не откроет. Едва отдышавшийся гонец был срочно направлен в диспетчерскую для подачи обезумевшему населению долгожданной воды... Так, развалив Турецкий вал, умиротворённые после военных действий соседи гордо разошлись по зимним квартирам, а мы с турецкой хозяйкой и парой оставшихся свидетелей стали выяснять отношения... Тут и турки подошли... Очень кстати... Их было несколько, из которых один - постарше, видимо, мафиози. Я к нему - с жалобой... А он руками разводит и тупо (но не зло, а из вежливости) лыбится, дескать "моя твоя не понимай". Ну точно как тот алкаш, только этот побусурманистей будет. Чую, грядёт международный скандал, я бы даже грубее сказал - инцидент... назревает... Я ему пропел ноту протеста, в которой отчётливее всего звучало "ля". Но он и ноты наши не понимал! "Как же ты торгуешь в международном масштабе, ЁПРСТ??!" Турок-террорист был явно ошарашен обилием согласных, в которых он узнал что-то родное, и я думаю, полез бы в карман за гранатой, если б в спор не вмешалась родня бывшего соседа (которая потом оказалась не столько роднёй, сколько свекровью дочери) - уж не знаю, как она разобрала турецкую речь, но пояснила мне, что стрелочник, а вернее, стрелочница, виновная в переполнении ванной - приходящая к туркам женщина нетурецкого происхождения, прислуживающая им в деле уборки и стирки. То есть она была в деле, значит и спрос с неё, хоть её-то лишь и не было, но важно, что ответ на вопрос "кто виноват?" был получен... Позже я с ней познакомился - милая и безобидная женщина, труженица, детей кормить надо, вот она к этим туркам и нанялась в прислуги... Короче, в свою квартиру я вернулся поздно, повытирал всё где и чем можно, напевая про себя "На границе с Турцией...", и, не глядя с содроганием на потолочный результат очередного наводнения, лёг в изнеможении спать. Снилась мне реклама прокладок, которые всё впитывают! Жаль, что ими нельзя потолок обклеить!!! Реклама была на турецком языке, но я всё понимал...


3 Бахчисарайский потоп.



    Как известно, бог любит троицу. Знали об этом и мои соседи...
    Однажды вечером сижу у телевизора и под какую-то американскую туфту думаю себе о своём, медленно сосредотачиваясь, как вдруг... звонок в дверь. Кого, блин, несёт... Такую мысль оборвали... По телевизору в это время кого-то кокнули... Тихо, на цыпочках прохожу в коридор, резко и неожиданно распахиваю дверь - так чтоб те испугались от фактора внезапности - вдруг это бандиты, пусть им будет хуже, а у меня преимущество... Это и впрямь оказались бандиты: мой турок-мафиози и его нетурецкая прислуга-наложница. Он в истерике жестикулирует, а она кричит, как сумасшедшая. На каком, думаю, языке она так сердится? Неужто с ним спелась? Так он же нот не знает! Прислушался, громкость слегка поубавил, начал понимать. Так, так. Ага... Их заливает с третьего этажа. Вот здесь помедленней, с растяжечкой. Ах, как приятно ласкают слух эти слова... Наконец-то! Кара небесная!!! Есть всё же справедливость! Так что вы говорите, ещё раз, пожалуйста. Значит вас заливает. Ах вот что? Вам нужно знать, где тут воду перекрыть всему дому? Та-а-ак... А что мы здесь стоим-то в дверях? Пожалуйста, проходите, гости дорогие! Сюда, сюда... Вот на вашу работу взглянуть не хотите ли? Вон потолок пожелтевший и нахмурившийся обвисшей штукатуркой, а здесь, полюбуйтесь-ка, стены как разукрашены - изумительная настенная живопись неизвестного мастера-абстракциониста (руками не трогать - экспонат ещё не высох), а тут у нас вздувшийся линолеум - можно попрыгать, попробуйте, как здорово... Так может, говорю, мода такая пошла, теперь и у вас так же красиво будет... А она снова о своём, не унимается (турок рядом, со своим сурдопереводом, типа думает, что я понимаю язык жестов турецких глухонемых), орёт, что мол скоро это всё и на меня через них прольётся...(отольются кошке мышкины слёзы...) Ну, думаю, это она зря, преувеличивает, у страха глаза велики, да и запас времени должен быть... Вроде... Ну ладно, чёрт с вами, пошли в диспетчерскую, покажу, где краны зимуют... Тем более, что всю свою мстительную фантазию я уже исчерпал... Воду-то мы дому перекрыли, но ... только ту, что в трубах. А та, что по колено натекла с 3-го на 2-ой теперь должна была куда-то сливаться. И этим "куда-то" опять был я... Ох хо-хо... Ну побежал я на 3-й, слабо веря в удачу. И правильно! Там опять никого, новенькая красивенькая дверь закрыта на два или сколько у неё там замков. Это вам не алкаш, не турки - весьма среднего достатка преуспевающая семейка, да где ж они все, Ё МОЁ!!! Прибегаю к себе... Всё! Хана! Бомбоубежище! Катакомбы! Колизей! Берлинская стена после разрушения! "Да что мне, всю жизнь по этой пустыне мотаться?!!" Стою посреди всего этого да думку думаю - как жить дальше... с такой подмоченной репутацией... Вспомнил про телевизор. Там уже тоже замочили всех, кого можно, и начался новый фильм - "Титаник" называется. Издеваются, подумал я, и при первом же всплеске воды вырубил технику, не позволив окончательно затонуть могучему кораблю, а сам пошёл выжимать тряпки... Вдруг слышу в подъезде оживление среди привыкших ко всему жильцов: "Идут!!!" Выбегаю на улицу... Возвращается домой наша благополучная семейка. Все навеселе, мужик в особенности (потому как за бабу держится) - с гостей идут, усталые, но довольные... Вот кто-то из доброжелателей подбежал к ним, не в силах дождаться, и донёс-таки приятную весть о потопе. Все мигом трезвеют. Мужик в особенности - оторвался от жены и под грозно-сочувственное улюлюканье опять оставшихся без воды соседей взметнулся на свой 3-й этаж. Ну и все любопытные за ним. Жалко мне того мужика. Мне то что - я привычный, туркам - поделом, а у этих только ремонт был, красиво так в коридоре ... было..., обои новые... Оказывается в этот день воды вообще ни у кого полдня не было, а потом как дали резко под давлением, вот у бедолаг что-то там и прорвало, пока они в гостях веселились... Интересная, многоярусная картина получилась: с 1-го по 3-й все двери нараспашку, мелькают тряпки, тазики, тазы (в смысле зады) и такая же трёхэтажная ругань ... По завершению этого увлекательного процесса я вдруг понял, что выключенный "Титаник" всё равно утонет, и принял твёрдое решение, что теперь без ремонта мне не обойтись... Покончив с тряпками, я снова с горя включил телевизор и, медленно сосредотачиваясь, уснул...


Перед ремонтом.



    Купив грамм 150 недешёвой газетки с объявлениями, в которой как оказалось из 40 страниц полезной для меня была лишь половинка одной, да и то, где-то в труднодоступной гуще, я приступил к широкой обзвонке желающих подработать тружеников мастерка и кисти, наивно думая при этом, что я их обрадую, облагодетельствую, что они ждут, не дождутся моего звонка, сидят, бедные, на телефоне и хватаются за трубку при каждом приглашении - вдруг это он, тот самый, награждённый орденом залива 3-ей степени... Надо, кстати, сказать, что опыт телефонного общения у меня был когда-то накоплен - ещё в то время, когда работал в железнодорожной связи и целый год общался с удалёнными сотрудниками только по телефону, так ни разу и не видя их лиц, да и их самих, целиком. По голосу представлял себе человека, по интонации - настроение, по рассказам - образ жизни, по совокупности - характер и душу. Бывало, что по телефону могли сказать такое, на что б никогда не решились, не осмелились бы с глазу на глаз. Как в поезде случайный попутчик, который скоро сойдёт, и после этой станции с ним никогда не встретишься... Ну, да это всё лирика... Итак, обзвонив не менее дюжины потенциальных наёмных работников, я составил себе общую картину происходящего. Во-первых, это они мне делали одолжение, что подымали трубку и сонно-ленивым голосом хрипели "Алё...", подразумевая "ну чего ещё надо!". Во-вторых, для многих предлагаемая работа была мелковата: им нужен был не элементарно-косметический, а планетарно-космический ремонт. И не коридор-кухня-туалет в старушке-малогабаритке, а что-нибудь стоящее особнячком, лучше новым, да чтоб птички на уровне окон летали... А на моём уровне птички только гадят... В основном от меня требовали серьёзный ремонт "под ключ", причем желательно "евро". Из интереса пару раз узнавал цену - интерес тут же пропадал. Понял, что "евро" не потяну, надо искать что-то азиатское. Часто напарывался на посредника - в основном женщину на телефоне, которая лишь принимала заказ и обещала "перезвонить завтра, если им подойдёт", что меня не очень устраивало. Мне нужен был прямой контакт, непосредственное общение. И вообще, кто кого выбирает? В общем, из двух-трёх оставшихся вариантов, остановился я на молодой добропорядочной семье, согласившейся на мой нелёгкий случай. Она будет выполнять женскую работу, он - всякую. При этом я предупредил, что материалов у меня никаких нет, и вообще ничего нет, кроме соседей, после чего рассказал им коротенько байку про потопы, чтоб ситуация с потолками прояснилась окончательно. Ребята согласились несмотря ни на что, поскольку это был видимо тот самый случай, когда они действительно хотели подзаработать... На следующий день они пришли знакомиться с обстановкой и её жертвой на месте... Это был ещё не первый день ремонта, но уже нулевой, так как прошёл впустую. Хотя опытный наниматель мог бы сразу почуять неладное и ограничиться этим нулевым днём, но во-первых, я ещё ничего не чуял, а во-вторых, не так уж много у меня было дней, чтобы все их превратить в нулевые. Пришла скромная пара, ближе к молодому, чем к среднему возрасту, хотя на вид этого и не скажешь, а как раз наоборот. Посмотрели всё, походили... Мы с мастером сделали замеры площадей, чтоб понять, во что это всё выльется, и опять на мою голову. Раньше, помню, приходили, договаривались о сумме и приступали к работе. Теперь всё подлежит строжайшему контролю и подсчёту. Метр штукатурки, метр побелки, метр покраски - так и ходили с рулеткой и с калькулятором. Всё это складывалось и умножалось, но никак не наоборот, то есть вычитаний почти не было, а делить и вовсе было нечего. Было ещё пятое действие - округление, но это мастер делал уже в уме... Калькулятор, как счётчик в такси, наматывал цифры с сумасшедшей скоростью, хотелось крикнуть ему "Чуть помедленнее...", но он финишировал первым, совершенно не запыхавшись. Когда обмер и обсчёт был завершён, я возненавидел калькулятор окончательно. Видимо он, как и предполагаемый ремонт, был азиатского происхождения и не хотел проигрывать в борьбе с Европой. Мастер гордо вознёс калькулятор на вытянутой руке, как флаг на демонстрации. Он показал мне сумму как торговка на рынке, которая бог знает что на что умножила при неправильном весе, но зато итоговые показания адской машинки выглядели убедительно и бесспорно - калькулятор врать не может! Отступать было некуда, торг был неуместен, тем более, что найти кого-то со значительно более низкими ценами не представлялось реальным - все они такие. "Да, а материалы?!!" - вспомнил я не без ужаса. Наморщив лоб, мастер стал что-то шептать и прикидывать туда и к носу, что скорее походило на традиционную молитву, чем на точный расчёт. Произнесённый в конце концов результат (аминь) его умственных вычислений и подсчётов превышал раза в полтора первоначальную сумму. "Хорошо, - сказал я, но в эту же сумму войдёт и покраска окна в кухне с заменой одного из слегка треснувших стёкол..." "Согласен!" - чересчур быстро и уверенно процитировал он реплику из "Операции Ы". Ударили по рукам, причём по моей больнее. Так начался ещё не ремонт, но его подготовительная стадия... Перед уходом мастер между прочим спросил, нет ли у меня топорика. Я судорожно закачал головой, вспоминая, что где-то в чехольчике лежит аккуратно заточенный и когда-то часто применяемый в походах мой горячо любимый топор, о котором ему, наёмнику и легионеру, знать вовсе не обязательно, тем паче для долбления стен. Но сигнал свыше был мне подан вовремя, и даже после его ухода было ещё не поздно позвонить и всё отменить. Ах, как мы порой трагически не прислушиваемся к подаваемым сверху сигналам!...
    Все ушли, а мне было велено освободить к утру мой совмещённый "храм уединённого размышления", а также коридор, чем я и занимался до глубокой ночи, завалив полкомнаты мелочами, о существовании которых даже не догадывался. Стало слегка труднее ходить по дому, перескакивая и перепрыгивая через что придётся, но я думал, что те пару-тройку дней, которые они мне гарантировали, потерпеть можно. Утром, к их приходу, всё было готово. Старые газеты, куча тряпок, разносящееся в пустых помещениях эхо, да два мастера обоих полов, - что ещё надо для небольшого частичного ремонта?..


Ремонт.



    Они пришли, а вернее приехали, вовремя, причём на своей машине, занося в дом какие-то мешки и упаковки. Взяв с меня определённую сумму за это столь необходимое мне добро, они сказали, что это лишь часть, а основные материалы ещё впереди, которые мы с мастером и поедем скоро покупать. А пока, отдолбав полстены моим тем самым топором, поскольку свой он всё же забыл, мастер метался и ёрзал по всему дому, неизвестно зачем, но наступая на что попало, и я понял, что мусор будет абсолютно везде, где ступала нога этого человека. Не выдержав, я решил разнести эту гору строительного мусора (стройсорья) в пух и прах. И разнёс, а точнее, вынес, причём раз шесть, тяжеленные вёдра, что было моей второй после топора ошибкой, но я думал, что иначе куски штукатурки будут в спальне между мной и диваном, а это было бы весьма неудобно перед собой: я не хотел, чтобы мне снилось, будто меня пытают...
    Через какое-то время мы довольно быстро объехали нужные точки, купив мешки с цементом, песком, кучу банок с красками, кисти и прочую требуху. Так же быстро таяли деньги в моих карманах. Зато всё купили, думалось мне, и с этим вопросом покончено. На самом деле вопрос только встал... И начал криво изгибаться... Кроме того, я категорически не должен был с ним ехать, ибо впоследствии мне ставилось в вину (и в оплату) использование его машины в своих корыстных целях. Ну и ещё - мелочь, но покупать малярные кисти маляру было верхом идиотизма - это всё равно, что покупать паяльник для приглашённого телемастера... 
    Дальше - больше. Постепенно они изгадили, извели известью, цементом, а позднее и краской все мои вёдра, корыта и тазики, и вообще, что было в доме. Под конец я пожертвовал своё любимое мусорное ведро, а сам мусор вынужден был выносить в пакетиках, поскольку выносить его в доме я не мог. Особенно очень уж жалко загипсованный окончательно тазик, в котором мы время от времени готовили варенье - в основном из чернослива, помешивая аккуратно деревянной ложкой, добавляя в нужной пропорции сахара, и всё это на очень медленном огне, а затем, по достижении готовности, о чём судили определяя консистенцию по застывшей на блюдечке массе, разливали в баночки, накрывали крышечками, а в холодные зимние вечера наслаждались чайком да с булочкой, густо намазанной тем самым вареньем..., даже мечту о котором теперь на моих глазах убили. Всё! Тазика больше нет!!! Вернее, его ещё можно применить для следующего ремонта, но дураков уже тоже больше нет! Утешаю себя одним - отвоевал и не дал этим извергам на поругание чудесное и для меня теперь ещё более ценное эмалированное ведро. Вот вам!!!
    В этот день я совершил ещё одну непростительную ошибку - угостил их кофейком с печеньем. Хотя они приволокли с собой какую-то банку с супом, но до обеда было ещё далеко, дай, думаю, угощу - сытыми всё ж лучше работается... Хорошо, что они не такие кофеманы, как я, но сахарница после их завтрака оказалась пустой (куда столько, слипнется вся ваша работа!), да печенья с бубликами поглощено было столько, что студенту месяц можно было в столовку не заглядывать. Впоследствии завтрак вошёл у них в привычку, и я, чтоб не отказывать им в такой мелочи, предусмотрительно сбегал в магазин и основательно пополнил свои запасы. Это всё действительно были мелочи, пустячок. Глобальные убытки были ещё впереди...
    В первый же день неустанным трудом они наворотили столько, что впечатление было, будто Мамай ремонт делает. Кстати, кухню всё же пришлось резко и неожиданно освобождать. Дело в том, что бугай, которого звали Витя, начал внезапно передвигать там шкафчики вместе со всем их содержимым, а на кухонном столе, который непонятно когда и как оказался в коридоре, стояла его благоверная и вовсю махала известью по грязному потолку. Не зная, куда раньше бежать, я понял, что пора спасать посуду, и срочно рванул на кухню. Пока я там занимался этим святым делом, то есть освобождением всего бьющегося и переносом его в комнату, подруга дней моих ремонтных притащила мне звонок, который я забыл снять в коридоре. Этот звонок с 16-ю случайными мелодиями ( одна из которых, впрочем, был не случайна, ибо звучала почему-то чаще других - это был гимн Советского Союза) - гордость моего радиолюбительского искусства - я лично спаял в бытность мою наладчиком на заводе. Все эти 16 мелодий, встроенный блок питания и прочие там прибамбасы были с трудом и любовью уложены в еле найденный корпус от радиоточки, а вся эта конструкция с одной стороны с помощью разъёма соединялась проводочком с дверной кнопочкой, а с другой стороны сетевой шнур, аккуратно прилаженный к стеночке, входил в розеточку. Как она всё это разом сняла - уму непостижимо: там же, например, разъём, надо было сначала раскрутить, а потом осторожно вытянуть. Не думаю, что она опустилась до таких тонкостей... Когда я увидел в её руках своё неповторимое детище, обляпанное извёсткой, с торчащими проводами и покосившимся разъёмом, я не смог даже ахнуть, а лишь внимательно посмотрел ей в глаза (больше в левый). Там была пустота!!! Как в сахарнице! Ну абсолютно пустые, ничего не выражающие, бесчувственные и безразличные ко всему глаза. Просто ей "мешало", и было снято - чего тут непонятного? Дурак, мол, что ли? Ну, дурак, я же не спорю... Позже, заглянув в коридор, и увидев её, прочно стоящую на кухонном столе, жалобно поскрипывающем под её упругим телом, помешивающую раствор в тазике для варенья, может быть думая при этом о чём-то своём, о женском, а скорее всего ни о чём (хотя можно ли думать ни о чём?), я вдруг осознал всю глубину своей беспомощности в результате неправильного советского воспитания...
    К вечеру, после их ухода, все тряпки оказались смешаны в одной грязной куче, которую пришлось ликвидировать, а заодно срочно искать старые вещи для новых тряпок. Ну, и самое главное. Мы наконец-то сходили в туалет, после чего наконец-то покушали...
    На второй день я проснулся рано и сразу почувствовал мышцы, о наличии которых уже стал забывать. Это было хоть и болезненно, но приятно. Открыв глаза, я понял, что это единственный положительный момент во всём происходящем. Ну зачем мне всё это? Во что превратилась моя крепость - мой дом, ради чего я позволил изуродовать "собственный амбар", вспомнил я фильм "Операция Ы"?! Абсолютно без вдохновения и оптимизма начал готовится к приезду моих истязателей. Они не заставили себя долго ждать, то есть я не долго радовался их отсутствию. Бабёнка тут же взгромоздила свой организм на как будто только для этого предназначенный мой бедный кухонный стол, а мастер ангажировал меня ещё на одну поездку - за стеклом для окна. Зачем я ему был нужен, не знаю, но проехаться по утреннему городу, да и просто выбраться из этого бардака я с удовольствием не отказался. Жаль, что быстро вернулись. Но удачно, что со стеклом. В это время она всё мазала и мазала (гляди, не промажь), а он, попросив у меня гвозди, молоток, плоскогубцы и я уж не знаю чего ещё, принялся менять стекло... После их завтрака молчаливая обычно жена Витька вдруг произнесла: "А что с потолком делать будем?" "Не понял", - действительно не понял я ход её мысли. "Ну, он, наверное, таким же жёлтым и останется. Эти пятна никак не выходят!.." Вот те на! "Куда не выходят??!!!" Но это уже был риторический вопрос к стенке и к тому самому потолку, поскольку она уже всё произнесла, дожевала последнее печенье и спокойно встала, желая завершить свой сизифов труд до конца. Э, нет! Погоди, красавица! Это ж называется ПОБЕЛКА - от слова "белый", если не ошибаюсь. Но я ошибался. В том смысле, что меня она уже не слышала - сильно была увлечена работой. Ведь её задача, как я теперь понимаю, была дважды всё это помазать, а получаемый после этого цвет не входил в её планы - не за то она деньги получала. "К пуговицам претензии есть?" Нет! Вот и ладно. А на вкус и на цвет (потолка) товарищей нет - это дело тонкое, почти искусство. Я - к Витьку, на кухню. Он там гвоздём по стеклу елозил, расцарапал внизу при установке, а теперь замазкой заделывал. "Что-то замазка плохая! Обманули, видать, не держится..." "Да брось ты свою замазку, я тебе другую куплю! Ты вон бабу свою угомони, потолки-то не белеют, а она всё мажет и мажет!.." Витёк пошёл выяснять, я - за ним. Взял он мастерок, отколупал кусок штукатурки, а там ... белый цвет и показался. Жена на него смотрит в застывшей позе, а он - на меня простым и ясным своим взором. Немую сцену оживил логично вытекающий вопрос мастера: "Так что, всё снимать?" "Давай, -говорю, - там же ... белое." Тут из столбняка и наша труженица вышла: "Так я уже дважды всё замазала, что же мне, по новой всю работу делать?" Но не зло, а также, как и муж её, просто и по-доброму. Всё это она называла работой. "Надо Витя, надо!" - сказал я ему, стыдливо не поднимая глаза, и тут же помчался за оконной замазкой, думая на бегу, что, наверное, всё-таки простота лучше воровства... Замазку я купил почему-то намного дешевле, чем вчера Витёк за мои деньги, но я его не виню - не в том месте брал. Пока я бегал, шустрый мастерок (или это был скребок) в руках мастера тоже не стоял на месте и уже всю работу проделал по отдиранию и соскабливанию. Быстро, однако... Потный, но удовлетворённый работой, мастер даже где-то полотенце моё нашёл и, не давая мне опомнится, хорошенечко вытерся. Эх, обидно, что он перед этим мыла не нашёл...
    Освежённый и посвежевший, мастер пошёл к окну. (Была такая шуточка: "К окну хочешь? Ну, иди, какни..."). Там, на кухне, он стрельнул у меня сигарету, и мы закурили. Обычно он приезжал утром со своей, американской пачкой, но в ней почему-то всегда было не более 1-2 сигарет (и когда он успевал, ведь был у меня допоздна), а потом покуривал мои, попроще. Позже я находил его пустые пачки то там, то сям... Как бы то ни было, отдых закончился, и он приступил к делу. Вторая замазка хоть и была лучше первой, но Витёк сказал, что всё это медленно и плохо, и что он завтра принесёт штапики и доделает с окном всё, что ему положено. Ну, мастеру виднее... И он пошёл помогать жене, которая теперь без умолку ворчала о двойной работе, о напрасно потраченном труде. Её ворчание разрывало мне душу, и я сказал, что доплачу, лишь бы работа была сделана хорошо. Она с пониманием угомонилась, а я был горд, что нашёл ключик к её сердцу, а вернее к язычку. Это позже я понял, что материальный стимул - выдумка и обман капиталистических ястребов. Если человек работает плохо (от врача до штукатура), ты ему хоть миллион сверху дай - лучше не будет. Не получишь ни сдачи, ни отдачи! Он такой в принципе, а не из-за денег. Вот в обратном я не очень уверен: будет ли хороший работник стараться без материальной поддержки?.. Может всё-таки и будет, если уж взялся за дело, иначе - не возьмётся. Вот его (и то, после дела) можно и премировать...
    А мои работники пока обедают... Именно за обедом, в торжественной обстановке, они поставили меня в известность, что решили завтра притащить с собой краскопульту - с ней, мол, быстрее дело пойдёт. Я не придал особо этому значение, тем более что и слова этого не очень-то разобрал...
    В общем, день прошёл бездарно. Витёк действительно всё отодрал капитально, с корнями. Телефонный провод в коридоре до сих ремонтных пор был аккуратно прибит и сверху побелен, так что даже не был сильно заметен, а теперь он беспомощно болтался на двух точках, впервые обнаруживая свой естественный противно-зелёный цвет. Все гвозди, на которых уже много лет висели шкафчики, вешалки, зеркала и многое другое, и с которыми я в своё время здорово намучился (чопики, дюбеля, прочие нестандартные решения), теперь напрочь отсутствовали, и мне стало совсем тоскливо...
    Но это я ещё не видел их краскопульты!!! Это случилось на следующий день. Именно ей, краскопульте - гениальному сооружению нашего компьютерного века, состоящему из насоса, шланга и удочки-распылителя, ей, а не им, преданным своему делу трудягам, обязан я тем, что вместе с кухонным потолком было забрызгано всё, что можно, всё, что попалось удочке на пути: дверь, окно, кафель в три ряда, ну и пол по мелочи. Всё это я потом драил и скоблил то на карачках, то на цыпочках... Но ведь дал же гадам газеты!.. Видимо не догадались о таком их применении, видимо только читать привыкли... Хорошо ещё, что и на потолок тоже попало. Правда пятнышками мелкими, которые потом проявились, когда высохло... Но в общем и целом, стало конечно гораздо лучше...
    Затем мастер решил закрасить окно в кухне (наверное желая быстренько скрыть все эти пробелины), и на мой робкий вопрос, а не надо ли перед этим хотя бы слегка зашпаклевать, он, раздосадованный, что я знаю такое слово, сказал, что это мне дороже обойдётся, но я его уже не слышал, так как стрелой летел покупать шпаклёвку... Потом он солидно подкачал насос, а жена его густо забрызгала коридор с туалетом (а, заодно, и ванну), причём краскопульта периодически засорялась, пыхтела и вздрагивала, как живая, а однажды вообще упала на пол, желая, наверное, отдохнуть и отдышаться, оставив под собой большую белую лужу - видимо долго терпела... В ту ночь напрягаемый собственными мыслями я никак не мог заснуть, мечтая о том времени, когда не увижу я наконец эту сладкую парочку, а к жёлтым потолкам я уже привык, и даже стал забывать их допотопный цвет, а турков всё же надо было раскрутить на евроремонт всей квартиры, но это всё уже, видимо, было во сне, ибо столь же нереально...
    Вместо обещанных трёх дней, ребята гостили целых семь. Нет, не неделю! На неделю можно махнуть на море или, в крайнем случае, в Комарово. Именно 7 дней и 6 бессонных ночей между ними. А это уже срок! За это время случилось следующее. Входная дверь стала тяжело открываться после всех этих брызгающих мероприятий - видимо разбухла от сырости, и я попросил мастера слегка снять кое-где рубаночком, чтоб восстановить её открывательные функции. Мастер взялся за дело без колебаний, смело и с удовольствием. Вообще он - трудяга, всё делал с размахом и с душой. Я был в комнате, не смея мешать, а лишь прислушиваясь к звукам обрабатываемой двери, доносящимся из района боевых действий. Под эти мерные звуки, иногда напоминающие стоны, я слегка расслабился, медленно сосредотачиваясь на своём, и вдруг поймал себя на том, что уже пару часов, как сижу в абсолютной тишине. Это насторожило. Уснул он там что ли? А может плохо стало? Дверью что-то прищемило?.. Или от двери уже ничего не осталось?.. Кто кого прищемил?.. Движимый беспокойным любопытством, нервно и быстро прохожу в коридор и ... остолбеваю как вкопанный (как в детской игре "на месте замри!", которую часто в немых гоголевских сценах разыгрывают). Первое, что бросилось в глаза - повсюду раскиданы мои инструменты - мастер видел, откуда я их беру, ну и не тревожить же по пустякам хозяина. Там было всё, что можно себе представить: отвёртки всех размеров, кусачки, плоскогубцы, ну в общем всё, вплоть до разводного ключа и шила (хорошо, что паяльник и тестер у меня в другом месте лежат). Когда глаза привыкли к тому, что видят, они сами собой, с тревожным ожиданием, перевелись на входную дверь, хоть я их сильно придерживал, и узрели следующую картину: мастер Витя сидит на полу, широко расставив ноги по обе стороны распахнутой двери, и пытается вставить какой-то шпиндель (деталь, железяку) в разобранный внутренний замок. "Витёк! Что ты там делаешь???" "Да вот, никак не пойму, куда эту хреновину засунуть!" "А на фига ты замок разобрал?" " Мешало! "- услышал я уже знакомый ответ. Надо признать, что внутренним замком я пользовался редко, но его рабочее состояние внушало мне чувство надёжности и защищённости - как в рекламе не помню чего. А теперь, поскольку вечер клонился к ночи, а специалист столь широкого профиля уже видимо сильно подустал, я предложил закрутить на хрен так, как есть, и не мучить дверь, пока она совсем не отвалилась. Сказано - сделано. Дверь как шла туго, так и осталась, но уже без мешавшего ей замка.
    Позже, на другой день, пошла покраска. И как пошла! Понадобился валик, так как кистью в банку макать мастерам показалось долго, некрасиво и нетехнологично, а поскольку купленный мной валик в банку не залезал, зоркие глаза моих гостей начали шарить по заваленной и захламлённой квартире в поисках сосуда, в который краску необходимо вылить, да валик там обмакивать. Встав непрозрачной стеной между цепким и хищным взором этих стервятников и ещё нетронутым ими оставшимся скарбом, я решительно запротестовал, но чувствуя тщетность попыток, предложил им на истязание какую-то металлическую ёмкость, которую всю жизнь мечтал покрасить. Скоро ребятки прикончили всю краску, и мне пришлось опять сбегать за добавкой. Денег к тому времени я уже не считал, но зато с нетерпением подсчитывал часы до моей свободы. Амнистии я уже не ждал... А пока, стараясь ничему не удивляться, я приготовился к новым ударам судьбы. И она ударила... Дуплетом! Недолго думающий, но трудолюбивый и отзывчивый маляр Витёк, желая возместить ущерб за испорченный замок входной двери, смачно покрасил всю дверную коробку. "Усердие всё превозмогает!" предвидел мою ситуацию Козьма Прутков. Дверь теперь приклеилась намертво - не оторвёшь! Но я этого всего пока не видел, так как занимался женским полом. И своим полом заодно. Не подумайте ничего плохого, просто Витькина жена, отмывая в банке ... не деньги, а кисточку, прополаскивая её в растворителе, слегка опрокинула ту самую баночку, и вся губительно-едкая жидкость вытекла из неё на тот самый пол. Медленно текла, постепенно... Но оцепенение вызвала жуткое. После короткого "Ой!" жена мастера произнесла следующее: "Ничего! Там же газетки постелены!..." Так просто, задушевно, по-доброму. Мол, всё нормально, ситуация под контролем. Ну как на неё было сердиться?! С кем не бывает?.. Она спокойно долила в баночку свежего растворителя и закончила свою работу. А как же? Работу всегда надо заканчивать! Кисточка действительно была идеально чистой. К кисточке претензии есть? Претензий нет! Когда я позже трясущимися руками поднял эти газетки, то увидел то, что и должен был увидеть по всем законам химии, физики и вообще всех наук на земле. Пол, краска на котором вот уже лет 10 лежала ровно и гладко, теперь выглядел весьма удручающе: вздыбился, вспучился и запузырился как "Даная", облитая злоумышленником. Это было не меньшее произведение искусства, возникшее на ровном месте. Я не стал требовать от них покраски пола, поскольку так по нему ещё можно было ходить, а после их работы он мог совсем развалиться...
    На следующий день, открыв дверь двумя руками с применением ножного упора, я встретил гостей без энтузиазма, но с Экклезиастом, понимая, что "всё проходит, пройдёт и это". Кроме того, любопытство было сильнее меня - хотелось знать, когда и как всё это закончится, и выйду ли я живым с поля брани. А брань в этот день действительно имела место. Ну так, лёгонькая, поскольку всё плохое мастера делали не по злобе, а по простоте, правда я теперь не был уверен, что она лучше воровства.
    Витёк притащил штапики и решил доделать окно в кухне. И он его "доделал"!... Пока его жена, от которой я после вчерашнего вознамерился не отходить ни на шаг, заканчивала в коридоре побелку, из кухни раздался характерный и до боли знакомый звук стекла, которое, как известно, звучит во время его разбития. Почувствовав и прибежав на неладное, я застал Витька в уже знакомой немой сцене у разбитого стекла, с растерянностью взирающего на молоток в одной руке и чешущего другой затылок. "Что-то молоток у тебя великоват!.." Именно в этот момент у меня и пошла по всему телу лёгкая брань. Гонимый порывом дать в морду, я всё же увернулся, но не удержался, и выплеснул весь этот порыв на словах, путая падежи и склоняя всё подряд. Он всё скромно выслушал и, глядя на угол оконного стекла, где от трещины, как от пули, в разные стороны солнечной паутиной сияли многочисленные лучи (опять произведение искусства на ровном месте), произнёс тихо и по-доброму: "Я возмещу стоимость стекла..." Тут я почувствовал себя виноватым. Нельзя было так. С кем не бывает?! Вон до чего довёл мастера. Стоит, угрюмый... Где-то даже "удрючённый"... Стекло, кстати, было не то, что я давеча покупал, а он вставлял, нет, - это была совсем другая, ещё целомудренная и невинная часть моего бедного окна. Я его всё же мягко попросил вставить другое стекло в то же место - на те деньги, что он мне предлагал, ибо в ином случае мы как бы поменяемся ролями. "Только, - говорю, - может есть у тебя дома молоточек поменьше, если мой тебя не устраивает?.." Он, оправдываясь и как бы даже обрадовавшись быстрому разрешению конфликта, проговорил скороговоркой: "Есть, есть, даже несколько, завтра принесу обязательно!" Ну и хорошо, подумал я, а то бы и молоток пришлось покупать... История с окном закончилась в последний день их пребывания. Он притащил-таки стекло, которое оказалось правда слегка короче прежнего, так что чудом не выброшенная замазка, хоть и плохая, а теперь была очень кстати, и забил всё же штапики действительно принесённым им с собой молотком, который был почему-то слегка даже больше моего. Видимо своим инструментом работать всё же сподручней...
    А в коридоре к тому времени побелка завершилась, и когда я, размышляя о перипетиях судьбы и довольный тем, что всё же окно в кухне выглядит целым и зимой не сильно будет дуть, зашёл проведать вторую половину моей ремонтной семейки, то увидел её уже умывающей руки предусмотрительно заготовленным мной мылом. Случайно и очень нехотя брошенный на стену взгляд обнаружил там всё тот же болтающийся до пола телефонный провод, о котором я неоднократно напоминал товарищам. "Так и оставим?" - безнадёжно спросил я больше себя, чем их. Это было моей последней ошибкой того времени, тех критических дней, последним мазком в бесчисленной череде анализов и тупых вопросов к себе и к людям. Не давая мне передумать, мастер взялся забивать провод с трудом найденными в доме гвоздиками, но правда уже своим могучим молотком, поэтому я думал, что всё теперь обойдётся. По-видимому, Витёк был далёк от геометрии Евклида, но главное ведь не в том, что параллельно, а в том, что прибито прочно и тщательно. И всё это по только что побеленной стеночке... Подключил телефон... Гудит!!!! Это было чудом! Такой радости я не испытывал во всё время ремонта. И главное - неожиданно, и тем особенно приятно. К тому же, неровная черта свежезабитого зелёного провода явилась, к счастью, финишной чертой, завершающим этапом нескончаемого эксперимента под названием "РЕМОНТ"...
    После провода, причём, восвояси и бесповоротно, то есть после их окончательного ухода, мои дни были ещё долго заполнены чисткой, уборкой, мытьём и катаньем, выбрасыванием и перетаскиванием, соскабливанием, я бы даже сказал бритьём, линолеума, где даже в накараченном состоянии трудно было отличить свежие пятна краски от засохших капель извести...


Эпилог.



КВАРТИРА.
Ну, лучше стало, лучше. Чего уж тут говорить?! Белее как-то. Местами... В общем, хуже, чем было, сделать было трудно.

ЛЮДИ.
Я никого не виню. Ни заливальщиков, ни мастеров. Все они добрые, простые, хорошие люди. Они ни в чём не виноваты! Это я слегка подкачал, лоханулся, олухнулся, лопухнулся...

ЛИЧНОЕ
Так я провёл свой отпуск. И свой день рождения. Да-да, он выпал, случился, произошёл в разгар тех незабываемых событий, в середине срока, на пике поворота судьбы. В тот день я не смог ни пригласить кого-то, ни напиться с горя, а лишь бежал на телефонные поздравления, чертыхаясь сквозь препятствия и перепрыгивая через что придётся, повторяя с утра до вечера: "На фиг мне такие именины?!.."

УРОКИ.
Масса. Теперь-то я уж о-го-го !!! Следующий потоп, я думаю не за горами, но поскольку опыт приобретён колоссальный, с запасом, я теперь ко всему готов. Так что жду...

ДЕВИЗ
"Взглядский" девиз "Всё только начинается!" мне не особо по душе. Что "всё"??? Есть такие вещи, что лучше б они не начинались, или, наоборот, побыстрее заканчивались. За это время я выработал для себя другой девиз: "Не всё так плохо!" Это мне ближе и часто выручало. То есть плохо-то оно плохо... Но не всё!.. И не так!...


*******


Осень 2000 г.